К нетканым материалам относят войлок, мех, кожу. Художественные изделия из них выполняют две относительно самостоятельные функции. С одной стороны, они служат материальной пластической основой при формообразовании изделий; их цель, в обустройстве, защите жизненного пространства и тела от пола, стен, внешней среды. С другой стороны, нетканые материалы — это искусство, наделенное художественностью и образностью. По декоративному оформлению войлок близок ковру. При формировании одежды из меха животных имеет значение размер пластин. Оленьи шкуры образуют большие участки одежды, мех промысловых животных при сшивании обладает большими вариативными возможностями в подборе фактур при стыковке пластин.

Нетканые материалы относятся к так называемой мягкой этнографии, подобно тканям. Кожу и мех животных и некоторых пород рыб, сухожилья и подшейный волос оленей человек использует со времен охотничьего способа производства. Войлок в упорядоченном виде — со времен животноводства и сельского хозяйства. Священное отношение к животным переносилось и на уважительное отношение к материалам, из которых шилась одежда, обувь, упряжь, аксессуары. Как археологические материалы кожаные и войлочные изделия плохо сохранились. Известны находки середины I тыс. до н.э., найденные в Пазырыкских курганах в Средней Азии, Сибири. Искусство выделки цветных узорчатых кошм, создание нетканых изделий, валеных войлоков было обусловлено их свойством сохранять тепло в жилище кочевых народов, или изолировать холодную стену каменного дома в горных районах

Мех как основа и декоративный элемент в одежде был весьма популярен у русской знати и царственных особ. Опушенные шапки и воротники, отделка распашной одежды носили знак высочайшего предназначения меха служить верховному сословию. Интересно, что по аналогии с понятием «шелковый путь», можно встретить и выражение «меховой путь», который обозначает обмен пушнины у народов, населяющих север, на серебряную посуду, ткани, оружейный металл. Значение меха было столь высоко, что он служил формой государственного налога, именуемого ясак.

В значении домашнего кустарного производства для нужд повседневного использования изделия из кожи и меха распространены у народов Крайнего Севера, западной и восточной Сибири, Камчатки. Традиции меха широко известны у русских, чукчей, эскимосов, ненцев, нганасан, эвенков, коряков, хантов, манси, коми, удмуртов и других народов. Однако как товарный промысел, мех освоен преимущественно русскими.

Нужно отметить, что значимость кожи и меха дольше сохранялась там, где существовали традиционные виды основной производственной деятельности. Именно здесь можно увидеть воспроизведение способов обработки животных материалов. Например, если мальчику в хантыйской семье дарили аркан и нож, как знаки мужских занятий, то девочке — мешочек (кырых) с набором сухожильных нитей, кусочками меха и ткани, как обозначение женских видов труда.

Изделия предприятий народных художественных промыслов в Нарьян-Маре, Сыктывкаре, Норильске, Магадане, в поселках Корякского национального округа, в центре Камчатки сегодня пока не обрели широкой известности как явления современного декоративно-прикладного искусства. Там в одежде, обуви, предметах быта сохраняется образный строй изделий, выполненных по традиционным технологиям, сохраняются достоинство и красота, выраженная в точности функционального расчета, экспрессивной графичности и цветоконтрастности элементов. Вместе с тем аппликативно решенные объемы обычно отделяются от участков, подверженных постоянному физическому воздействию.

Так декор меховых сумок, мешочков для различного употребления, охватывая объем средней и нижней части, никогда не размещается в местах соприкосновения с рукой, затягивающей или освобождающей полость с помощью тесьмы. Конечно, на представленные изделия как бы проецируются типические свойства и умения северных народов к предельной и лаконичной осмысленности формы жилища, средств передвижения и самой одежды.

В одежде содержатся законченные решения, которые рождаются по ряду причин. Первая — технологическая: в отличие от вышивки и других техник при создании аппликативного узора применяются готовые крупные элементы. Вторая — информативная: благодаря используемому в одежде крупному узору происходит узнавание принадлежности к тому или иному роду и семье. Сказанное меньше относится к татарской кожаной аппликации. Здесь орнаментика утратила знаковую природу декора и отвечает обще эстетическим и художественным задачам кожаного мозаичного искусства. В целом сувенирное производство изделий из меха весьма специфично: оно не обрело еще завершенного художественного вида и находится в развитии.