Национальные особенности декоративно-прикладного искусства – ч. 9

Тюркский образный пантеон имел очень рано яркие импульсы сюжетной декоративной системы в многообразии индоевропейской и монгольской традиций, нарушенных установлением запрета на изображение человека в исламе.

О символике декоративной системы свидетельствуют несколько источников. Изображения двойной спирали, символы животного мира, технологические структуры наконечников копий, обрамления ручек мечей дают представление о дотюркском, местном искусстве. Исследователи отмечают контаминацию семантики желудя, цветка лотоса, лотосовидных пальметт. Кустик – как своеобразная замена Мирового древа – графически разработан до мотива цветочного букета в разнообразных текстильных композициях. Популярны астрагалы барана, когтей и зубов волка, собаки, лисы. Амулетами и талисманами служили отдельные подвески в виде миниатюрных ножей и гребней. Торевтика, ювелирное показывают высокие образцы художественного ремесла, в которых наряду с солярной символикой, изображениями Древа жизни и растительными мотивами присутствуют стилизованные личины в виде образов львов, конских головок и мотивов ползущих змей, доставшихся в наследство от Древнего Ирана и Азербайджана. Мощной страницей декоративной символики, уводящей к истокам горноалтайцев (материалы Пазырыкских курганов) являются золотые и серебряные бляхи, медные или бронзовые знамена с изображениями фантастических драконов. Выразительна височная подвеска, олицетворяющая миф о рождении земли с помощью утки, общим смыслом связывающая тюркскую, финно-угорскую и славянскую модели творения мира. Другие мотивы птиц, нередко фантастические, двуглавые, исследователи связывают с искусством древних сарматов и угротюрков.


декоративный

Диапазон композиционного мышления в гуннском искусстве, оставившем в наследство художественные памятники, достаточно разнообразен. Сочетание динамических черт ряда сюжетных изображений с уравновешенным статичным решением предметов материального круга создает впечатление подвижности художественного сознания гуннов. Это и сцены гуннской охоты со стремительно несущимися персонажами, и монументальные формы бронзового котла с ясным членением рельефа, охватывающего верхнюю часть тулова и четырьмя вертикальными полосами, спускающимися до рюмкообразного статичного основания. Вместе с ранними дуалистическими представлениями булгар возникает художественно-образное их осмысление: симметричное расположение богов Тенгри и Куар в кресале. Эпичный     «архитектонический» характер ансамбля женского костюма, гармония ювелирных украшений, менее изысканные, но пластически цельные глиняные кувшины – все отличает множественность стилей раннетюркского искусства как стройного явления в Средневековье. Особенность его усматривают в эпичности, высокой технологичности, отражении идеи сакрального макрокосма. Образцы искусства отвечали эстетическим потребностям населения. Земледельческая культура дала символы ромба и его многочисленные интерпретации. Изобразительные ритмы этого символа отличаются в искусстве чувашей особой структурообразующей основой, где два соседних элемента декора строятся на цветовом (тоновом) контрасте соседних элементов, чем достигается особая графическая выразительность. Образно близка ромбу солярная символика. Контраст частей – характерная черта искусства тюркских народов. Если в марийском искусстве, воспринявшем некоторые черты тюркской традиции, этот принцип лишь намечен, то в татарском и особенно чувашском он звучит в полную силу. Выражением этого являются контрастообразующие закономерности декора и формы: фактуры, цвет, пластика.

Смотрите также:



Комментарии закрыты.