Национальные особенности декоративно-прикладного искусства — ч. 6

Большое значение для финно-угорской традиции имели представления палеоазиатских народов (алтайцев, эвенков, индийцев) — дуалистические мифы о сотворении земли птицей-демиургом. С мифологией тибетских народов ученые связывают устойчивые религиозные представлениями о том, что душа покойника поднимается в космос с помощью лестницы (шопшар) или превращается в птицу. Некоторые черты культурных традиций волосовских племен III-II тыс. до н.э. в известной мере предваряют компоненты мировоззрения, отразившиеся в финно-угорской традиционной культуре. Это связано с сильным влиянием скотоводов — предков славян, балтов, германцев. Основным объектом охоты становится лось, из водоплавающих птиц — утка. В фольклоре исследователи предполагают появление мифов о боге-лосе или боге-олене вадыше, боге-демиурге утке, культ которых в дальнейшем укрепляется от Камы до Прибалтики.


Живым символом мироздания, воспринятым в эпоху металла, служит священное Древо, благодаря которому происходит установление связи между человеком и богами: в местах свершения обрядов жертвоприношения — в березовых и еловых рощах; в местах захоронений, на улицах деревень и сел, в усадьбах. В период I тыс. до н.э. финно-угорские народы многое восприняли от мировоззрения скифо-сарматских племен. Во II тыс., с распространением пашенного земледелия охотничий быт постепенно преобразуется сельскохозяйственный. Вместе с технологиями производства происходит и преобразование материальной среды.

Искусно владея технологическими приемами обработки волокна, дерева, кожи, кости, металла, керамики или других материалов, мастера достигли цельности, графической выразительности и тщательности декоративного обрамления. Подробности орнаментальной детализации и искусное владение цветовыми отношениями показывает специфически «текстильное» мышление в финно-угорской традиции, которое сдержанностью, приглушенностью и некоторой холодностью колорита отличает природную чистоту и сознание жителей леса. Благодаря элементам технологии, владению природными свойствами материалов, в финно-угорской традиции органично сочетаются умения создать изысканные фактуры и в других объектах, например, в оформлении дома. Геометрическая орнаментальность, заостренность карнизов и коньковых наверший создают прихотливый силуэт дома, отвечают стилевым признакам народного искусства.

Декоративная система коми-зырянского искусства особо проявляется в одежде: сарафанном комплексе, головных уборах. Они отличаются емкостью и лапидарностью художественной формы. Наличие изысканных мотивов вышивок на концах полотенец, обязанных происхождением своим пусам (родовым знакам), показывает определенный этнический мотив прикладного искусства, где стилистическое своеобразие художественной формы складывается из древних тем декора и пластики. Здесь тонкая графическая геометрия, свойственная финно-угорскому искусству, в знаковом выражении напоминает более ранние — иранские истоки изобразительной традиции. Все вместе хорошо согласуется с оформлением коми дома во всех элементах композиции. Выразительно напряжены охлупень, курицы, потоки  на  крыше  дома.  Сдержанно сочетаются фактуры стен и оконных проемов. Монументальна лестница из цельного бревна, ведущая в подполье. Дом в коми традиции напоминает русские северные постройки, но в их структуре отчетливо заметен первоисточник — односкатный срубный модуль, который исследователи относят к типу охотничьего коми хозяйства.

В ряде случаев графическая основа декора сочетается с растительной орнаментикой, характерной более для тюркского или славянского искусств.