До христианизации Киевской Руси развитие декоративно-прикладного искусства было связано с восточно-славянскими традициями. Основными наследниками культуры древних славян являются ныне три народа — русские, украинцы, белорусы. Археологическая наука за почти три последних столетия сделала важные открытия, подняв из культурных слоев земли большое число художественных   памятников   прошлого. Раскопки близ Киева, Чернигова, Суздаля, Владимира, Пскова, Новгорода, Ладоги, территорий Причерноморья, Тамани и Керчи, Волго-Окского бассейна показали достоверность и уникальность ранних периодов славянской истории искусства. Славянские археологические источники выделены ныне в районах Прикамья и Приуралья.

Внимание к русскому искусству особенно проявилось в XIX в. на фоне интереса к греческому и скифскому искусству. Один из открывателей античных и скифских памятников И.Е. Забелин (1820-1908) обращал внимание на эпохи, предшествовавшие русской истории. По мнению ряда исследователей, ранние памятники славянской старины вполне определенно можно связать с Зарубинецкой и Черняховской культурами. Убедительным подтверждением такой точки зрения служит иконографическая основа, которая выделена на материале этих культур и широко представлена в памятниках народного искусства XVIII — начала XX в.: текстиле, резьбе и росписи по дереву. Материалы древнеславянской культуры рассматривают историки, археологи, искусствоведы.

В.М. Василенко ретроспективу славянского искусства начинает с описания предметов Зарубинецкой культуры (II — I вв. до н.э I — II вв. н.э.). Открытые в 1889 г. археологом В.В. Хвойкой поселения близ села Зарубинцы Киевской области оказались селениями, которые многие ученые признали славянскими. Впоследствии выяснилось, что зарубинецкие племена охватывали часть районов Среднего Поднепровья, заходили на север и к югу — к Днестру. Изучение остатков этих памятников позволило намного расширить знания о первых памятниках искусства славян, у которых в ту давнюю эпоху были связи со скифскими и пред-скифскими племенами, жившими по берегам Днепра.

Глиняные изделия. Зарубинецкие мастера еще не знали гончарного круга. Предметы чаще имели гладкую блестящую лощеную черную поверхность. Встречались вещи темно-коричневого и коричневого цвета, а также красноватые. Изготовленные простых сосудов -горшков различных по размеру, горшков двойней, кувшинов, кружек, мисок, кубков, вылепленных от руки, было для мастеров делом привычным. Общая форма вещей отличается тяжеловесностью, устойчивостью, большой массой примененного материала. Их достоинство в простоте и монументальности. Говорить о тонком контуре и изящных очертаниях пока еще не приходится.

Черный цвет — цвет сажи. При обжиге сажа взаимодействует в фазе расплава с поверхностью изделий, образуя прочное покрытие. В местах, где поверхность выглаживалась (лощилась) твердым инструментом, цвет был несколько светлее. В местах нелощеных копоть насыщала материал сильнее. Здесь появлялся красивый глубокий черно-бархатистый тон.

Возможно, что для части сосудов прообразом служили металлические изделия, так как в ряде случаев овальные контуры тулова заменяются на ребристые изломы. Особенность формы, связанная с действиями мастера по преодолению материала, является очень важным знаком процесса искусства. Здесь возникает ощущение творческого отношения древних мастеров к предмету труда.

К зарубинецкой культуре относятся и вещи, отлитые из бронзы: пряжки, заколки, браслеты, украшавшие одежду.

Есть серьги лунообразной формы из трех колечек, нанизанных на серебряный или бронзовый ободок, предвосхищающие тип известных киевских   «трехбусинных»   колец XI-XIII вв. Попадаются подвески из двух спиралей, расположенных одна против другой; к ним прикреплен простой треугольник. Во всех вещах магические функции соединены с художественно-бытовыми. Черняховские мастера знали искусство ковки и литья. Очевидно, они знали и технику выемчатой эмали, которая требовала большого старания. Бронзовые изделия отливались по восковой форме. В выемки на поверхности, расположенные соответственно задуманному рисунку, насыпали эмалевые порошки и обжигали. Эмаль покрывала углубления равномерным слоем, который затем полировали. Предполагают, что порошки эмали привозили из римских провинций. Типичными представляются изделия подвески, составленные из крохотных топориков и кружков, крестиков, помещенных в круг, слегка изогнутые как лунный серп, иногда завершавшийся тремя кружками, может быть символами мироздания. К такой вещице, состоявшей из простой прорези, подвешивали по два колечка с каждой стороны. Имелись и простые браслеты, завершавшиеся кругами с помещенными в них звездными эмалевыми розетками.


Среди эмалированных вещей необычайно выразительна ромбическая подвеска, заполненная красной, темно-синей и желтой эмалью. По краю бегут полукруглые скобки, образующие мелкую прорезную окантовку. В сердцевине рисунок из нескольких ромбов, размещенных друг в друге: зеленых, синих, красных.

Уникальна литая бронзовая пластина с антропоморфным изображением (найдена близь Новгорода Северского). Силуэт сложен по общему рисунку контура, который поддержан внутренней, активной прорезью. Полиморфизм образов — одна из характерных черт славянского искусства. Например, в композиции с образом Перуна прочитываются головы коней, расположенных симметрично. Схемы подобных изображений встречаются в XIX столетии в концах полотенец. Характерно для многих пластин то, что в них наличествует не только вертикальная, но и горизонтальная нестрогая симметрия.

Бронза очень красивый и эстетически выразительный материал. Дошедшие до нашего времени вещи сохранили первозданную чистоту и цветовую яркость эмалей. Контраст металла с мягкой тканью придавал дополнительную изысканность и декоративность литым вещам, благодаря которым ансамбль костюма получал свое образное завершение.

Резьба по дереву в Черняховском искусстве не сохранилась, но она, скорее всего, была, так как известен железный инструментарий, которым обрабатывалось дерево. Сохранились костяные резные изделия, в частности гребни. Они были массивными с простыми полуовальными спинками, гравированным орнаментом. В качестве декора выступает так называемый «глазковый» орнамент, либо спираль, следующие за изгибами спинки. Глазок представляет собой углубление с кружочком вокруг, что могло символизировать солярную символику. Сакральное значение декора и самого гребня очевидно. Еще и в христианское время волосы женщины связывались с магическим содержанием, что определяло особые функции платка, а крохотные изображения гребней в бронзе, украшенные конскими головками носили в виде амулетов.