Символическое и художественное значение цвета. – ч. 3

В результате взгляду открывается не сумма частей, а великолепие целого, где цветовая напряженность, смелость сочетания светотоновых и цветопластических эффектов, тонкая моделировка пятна   столь   же   естественны, сколь и необходимы.

Кистевое письмо в технике исполнения росписи утвердилось во второй половине XIX столетия в Поволжье (Хохлома, Городец), Карелии, Прикамье и других местах. Оконтуривание пером или тонкой кистью декоративного пятна позволяет разнообразить декоративные эффекты. Урало-Сибирская роспись отличается тем, что на кончик плоской кисти с разных ее сторон набирается разная краска; при движении кисти два цвета втекают друг в друга, создавая тонкие декоративные эффекты: двухцветно-исполненные листья, лепестки, стебли. Схожие эффекты можно встретить в карельской, архангельской, вологодской росписи. Они, однако, выполнены двумя раздельными мазками и имеют четкость в зонах их касания.


Средства изображения в росписи разнообразны. Главным в декоративном оформлении можно считать цветовое пятно. Отвечая заданному образу и пространству, оно уверенно наполняет изображение ощущением явленного, преобразует материальное в декоративное, телесное наполняет цветовой энергией и правдой. Эта правда не нуждается в исключительных подробностях реалистического цветового и тонального выражения, а вполне обходится мерой опыта зрителя, когда сообразно собственному визуальному видению для одних открывается стиль примитив, для других – наив, для третьих – острота декоративной формы, для четвертых – образный миропорядок, ощущение творящегося бытия. Заставляя зрителя таким образом реагировать на художественные изобретения и трансформации, мастер за счет пятна создает совершенный эффект.

Очень важно отметить одну особенность цветового или тонального пятна: исходный мотив трансформируется так, что его важные части – изящные ноги коней, руки и детали одежды выполняются контрастно. Они остры и выразительны по отношению к общей конфигурации.

Линия в росписи по дереву – вторая ипостась изображения. Пределы декоративного линеарного начала кажутся бесконечными. Это не только оконтуривание пятен фигур и растений, но и сама ткань структуры символа, особенно там, где нужно сохранить характер фактуры материала под рисунком. Выступая орнаментальной поддержкой изображения, линия то прочно и надежно фиксирует границы изображения, то, намечая его подобие, заставляет вибрировать около него воздух, оттеняя рисунок темный на светлом фоне, или белым на темном. Изменение толщины и направления, превращение линии в пятно и обратно создает нескончаемую визуальную игру.

Таким образом, цвет несет в себе эмоционально-эстетическую функцию образа в народном искусстве XIX – начала XX в. и олицетворяет собой природу нового художественного сознания, в результате чего идея и пластические нормы условности изображения придают декору необычайную яркость. Но не только это притягивает зрителя. Цвет составляет существо образа: он служит сам себе, а в формальном выражении обладает абсолютной мерой самодостаточности. Искусство росписи возникает тогда, когда не цвет служит форме, а форма,   чтобы  стать  равной  новым смыслам, обращается к цвету. Не цвет, укрощенный пределами фигуративного, а цвет как условность пространства, условность формы (лев – красный) определяет характер декоративного строя произведения. Здесь заключена одна из самых удивительных по образной силе особенностей русского искусства.

Смотрите также:



Комментарии закрыты.