Типология декоративно-прикладного искусства — ч. 9

Чтобы быть признанным новым языком, авангард, по сути, должен быть признан метасистемой, служащей описанию других систем. Подобно языку, имеющему собственную дисциплинарную основу, служащей для описания других систем: религиозной, научной, художественной и т.д., смысл авангардной формы состоит в конструктивном абстрагировании структуры образа от его материальной сущности. Язык полиграфии, рекламы, художественного конструирования в промышленности, архитектурного конструирования и многого другого являются самостоятельными художественными системами, которая обеспечивается языком формализованных структур.


декор

Основной проблемой авангарных устремлений стала подмена новых средств художественной деятельности областью субъективного конструирования смысловых социокультурных функций нового общества. Отвечая задачам опромышливания жизни с ее эстетикой, рожденной тиражированием изображений, вещей, процессов, понятий и т.д. авангардизм неудачно попытался отделить законы формирования структуры художественной формы и сделать их части самостоятельными художественными объектами, которые должны сформировать сознание нового человека. Право художника на замещение реалистической традиции «новыми» художественными ценностями определили лейтмотивы искусства 20-х — начала 30-х годов XX в.

Вслед за этим возникает проблема художественного образа в декоративно-прикладном искусстве, поскольку новый процесс рождает формы, нарушающие сложившийся паритет функций искусства и понятий о них, а именно: авангарда не только отрывается от прежней художественной культуры — оно занято воспроизведением своей собственной функции. Особенность ситуации в том, что авангард не создает жанровых концепций, он — своего рода тень общественной мысли, пульсирующей на границе реального и возможного. В гигантской петле исторической спирали и его чувственный эквивалент — красота, возникнув из необходимости упорядочения жизни в форме сакральной полисемии и мифологии, высвечиваются законами символического смысла, но уже на основе художественной самоинтерпретации. В результате оно встает перед вопросом научной ретроспекции своих методов и опираясь на обширный (этнографический, исторический, археологический) материал, возвращается к художественным средствам познания окружающего мира.

И все же почему до настоящего времени авангард является предметом острых дискуссий? Ответ достаточно прост: потому, что он образуют своеобразную ось в художественной культуре XX столетия и оказывает влияние на все сферы жизнедеятельности общества.

И сегодня это непреложный факт. Признание же художественной формы как инструмента познания позволяет значительно расширить понимание о пределах искусства, о его специфических проявлениях в современной культуре, о способности человека к объективному отражению законов природы с помощью понятий красоты и истины, что никоим образом не противоречит гносеологическим установкам науки, религиозным знаниям о духовном первоисточнике. Концепции авангарда по сути пытаются внести ясность в новые принципы связи искусства и общества на этапе от живого созерцания к абстрактному мышлению, но переход от этого этапа к практике предполагает и иное понимание цели самой практики.